Рецензия на спектакль «О-й. Поздняя любовь», ШДИ. Инструкция по утилизации нафталиновой классики

23.08.2018 16:39

Рецензия на спектакль «О-й. Поздняя любовь», ШДИ. Инструкция по утилизации нафталиновой классики

Мы давно уже отвыкли от откровенно традиционных (в данном случае как синонима «скучный») постановок классических произведений. Вот и «О-й. Поздняя любовь» в ШДИ мало чем внешне напоминает об истории с криминальным оттенком, случившейся в уездном городе во времена Островского. Разве что мелькнёт в платье соответствующей эпохи алчная вдова Лебёдкина да поправит свой чепец ушлая Фелицата Антоновна. Или о возрасте пьесы напомнит сам текст – с долговыми ямами, стряпчими, конными экипажами и проч.

Рецензия на спектакль «О-й. Поздняя любовь», ШДИ. Инструкция по утилизации нафталиновой классики

Драматург Островский, как обычно, изобилует бытописанием и препарированием тогдашних нравов. Режиссёр Крымов тоже, в привычном для себя ключе, обнажает души героев, стирает временные и стилистические границы. Там, где у Островского хэппи-энд, у Крымова – трагический финал, вместо типичных персонажей (как тут не вспомнить про сакраментальный «луч света в тёмном царстве») – гротескные фигуры. Не люди – очертания. Не театральные реплики и диалоги, а вой, стоны и жесты пациентов психо-неврологического интерната.

Рецензия на спектакль «О-й. Поздняя любовь», ШДИ. Инструкция по утилизации нафталиновой классики

Фарс на грани фола (подозреваю, что он придётся не всем по душе). Футбол и пиротехнические эффекты. Брань и современные танцы. Вам ещё не страшно? Не бойтесь, через весь этот крымовский антураж и гротеск очень чётко и ясно проступают черты героев Островского и его мысли и смыслы. Всё становится на свои места. К середине спектакля ты уже готов аплодировать режиссёрскому решению – отдать часть женских ролей мужчинам и наоборот. Эти ненастоящие женщины лишний раз обращают наше внимание на лживость, ненастоящность и не-стоящность своих персонажей.

Рецензия на спектакль «О-й. Поздняя любовь», ШДИ. Инструкция по утилизации нафталиновой классики

Получилась очень яркая, насыщенная эффектами, но грустная история – о том, что наивность и чистота, если и справятся со своими антиподами, то всё равно, счастья им не видать.

Рецензия на спектакль «О-й. Поздняя любовь», ШДИ. Инструкция по утилизации нафталиновой классики

Актерский состав (впрочем, как и всегда в ШДИ) не позволяет выделить кого-нибудь одного или промолчать – хороши все, без исключения. И главное, все образы получились многомерными и вызывают совершенно противоречивые чувства. В какой-то момент ловишь себя на том, что очарован мерзавкой Варварой Харитоновной (Константин Муханов), уже сочувствуешь Николаю (Вадим Дубровин), по началу вызывавшему лишь раздражение. Конечно, нельзя не симпатизировать несчастному стряпчему Герасиму Порфирьевичу – впрочем, Алине Ходжевановой уже не впервые удаются мужские роли («Своими словами. Мертвые души»). Невольно сравниваешь её Маргаритова с тем, которого воплотил на экране Иннокентий Смоктуновский – эти Маргаритовы совершенно разные, оба жалкие и трогательные по-своему и оба – прекрасные. Надо ведь было передать это мимолётное счастье и надежду несчастного маленького человека, поймавшего удачу за хвост, поймавшего всего лишь на секунду.

Рецензия на спектакль «О-й. Поздняя любовь», ШДИ. Инструкция по утилизации нафталиновой классики

Но симпатии зрителей неожиданно оказываются и на стороне колоритной гром-бабы Фелицаты Антоновны Шабловой – харизма Сергея Мелконяна и тут делает своё дело. И если Дормедонта (Максим Маминов) – хочется, что называется «обнять и плакать», то главная героиня, женщина-ребёнок Людмила Герасимовна в исполнении Марии Смольниковой – это, пожалуй, та роль, за которую благоговейно говоришь зрительское спасибо – так всё тонко и искренне сыграно и прочувствовано, до миллиметра. В финале, когда ты смотришь в эти глаза (даже за огромными диоптриями их не скроешь), сердце болит за Людмилу-Марию, и ты уже готов пойти и найти Дмитрия Анатольевича (Крымова, не другого) и высказать ему всё – мол, за что ж Вы так с ней?!

Что ещё сказать о спектакле, который укладывается в каноны неканонического режиссёра Дмитрия Крымова? Если вам близки и интересны его работы, «О-й. Поздняя любовь» к просмотру обязательна. Если же ко всему новому и неизвестному вы относитесь с опаской, я всё равно бы рискнула рекомендовать эту постановку – это будет повод взглянуть на классику под другим углом, с прекрасной актёрской игрой и в стенах одного из самых уютных и интересных московских театров.

Постановка: Дмитрий Крымов
Художники: Анна Кострикова, Александр Барменков
Композитор: Кузьма Бодров
Хормейстер: Елена Амирбекян
Художник по свету: Ольга Раввич
Художник по гриму: Татьяна Шмыкова, Яна Шараева
Хореограф: Анатолий Войнов

ИСПОЛНИТЕЛИ:
Сергей Мелконян, Алина Ходжеванова,
Мария Смольникова, Максим Маминов/Андрей Михалев,
Кристина Власова/Вероника Тимофеева, Вадим Дубровин, Константин Муханов

Место: Школа драматического искусства
Продолжительность: 2 часа 20 минут

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Сражение Джаггернаута и Колосса в отрывке «Дэдпула 2» Marvel представила первый отрывок «Мстителей 4». Подтверждена популярная теория Росомаха вернулся и убил бывшего члена Людей Икс Это Спарта! Описание Assassinʼs Creed Odyssey Что на самом деле значит «Человек-паук: Вдали от дома»?

ЦИТАТА "Что это? Если б я хотел увидеть белых мышек, я бы напился."
© Геральт из Ривии
Лента публикаций